ГРЕЧЕСКИЙ МАРШРУТ

От острова Хиос до Херсона

 

Название города Херсон имеет греческое происхождение: «херсонесос» – «полуостров». Но оно было дано в память о крещении киевского князя Владимира в Херсоне (Корсунь, Херсонес, ныне Севастополь) в 988 году, символизируя возвращение христианства в Северное Причерноморье (Нижний Днепр с IV века входил в состав Византии). Давая первому русскому городу у Черного моря греческое название, Потемкин ориентировался также на продолжение войны за восстановление независимости Греции (Византии) со столицей в Константинополе. Даже своему внуку императрица Екатерина II дала имя Константин, пророча ему Константинопольский престол. Его крещение должно было произойти в Херсоне.

После основания Херсона в 1778 году, Россия обратилась к христианскому населению Крыма, которое в основном состояло из греков и армян, с предложением переселиться на территорию Российской империи, в том числе и в Херсон. Вывод христианского населения, главным занятием которого было сельское хозяйство, значительно ослабил экономику Крыма, что и привело к присоединению Крымского Ханства к России в 1783 году. Возглавил выход христиан митрополит Готфийский и Кафайский Игнатий Гозадинов. Его родственники, семейство Гозадиновых стало известными в Херсоне.

 

Наиболее символичным для Херсона стало переселение семьи Гунаропуло с острова Хиос (в Эгейском море). 16 июня 1780 года ими был заложен первый храм гражданского предместья – греческая церковь святой Софии (освящена 10 ноября того же года). В 1781–1787 годах службы в Софиевской церкви часто проводил архиепископ Славянский и Херсонский Евгений Булгарис. Служил в ней иеромонах Граматикопуло, архиепископ Славянский и Херсонский Никифор Феотокис.

Во время русско-турецкой войны 1787–1791 гг. в составе русского Черноморского флота отлично показали себя моряки-греки, ставшие офицерами, капитанами кораблей. В ордере контр-адмиралу Войновичу Потемкин 1 января 1788 г. писал, что на строящиеся корабли «Святой Владимир» и «Александр» он «желал бы, чтобы экипаж и начальники последних были греки», и «на фрегатах «Григория Богослова» и «Григория Великия Армении» я бы желал, чтобы командиры и матросы были греки». Там же сообщается о назначении на корабли капитанов – греков Спиро и Алексиано. Последний дослужился до чина контр-адмирала.

 

Известны другие фамилии греческих семей Херсона XVIII века: Бау, Диаскуффи, Петрович, Рафтопуло… Трудно сказать, какую часть первых гражданских поселенцев Херсона составляли греки, но показательно, что до 1788 в гражданском предместье не было русской православной церкви, а служба в греческой церкви велась только на греческом языке. Потому то и предместье получило название «Греческое». Здесь, в прибрежной полосе были сосредоточены богатые магазины (товарные склады) греков, их жилые дома.

 

Первая рыночная площадь в Херсоне называлась Греческой (позднее – Соборной), Греческой называлась так же улица Октябрьской Революции до средины XIX в., а затем это название перешло западному отрезку современной улицы Ленина. С основанием Николаева (1789) и Одессы (1794) греки покинули Херсон, переехав во вновь основанные города. Однако некоторые из них остались, некоторые приехали в Херсон позднее из Мариуполя. В 2001 году во всей Херсонской области назвали себя греками всего лишь 463 человека. 74 из них – жители сел, и лишь 32 из них считают греческий язык родным.

Дяченко Сергей

01

Греческая церковь

 

1/2

Греческая церковь – выдающийся памятник архитектуры в Херсоне, первая церковь в купеческом предместье. Она была основана 16 июня 1780, а освящена 10 ноября во имя Софии Премудрости Божией, по-видимому, в честь главного храма Константинополя. И это не случайность. Название первого российского города у берегов Черного моря под названием Херсон имело идеологическое значение. Херсон определял вектор устремлений России – «поход в Византию, на Константинополь».

 

Многоярусный барочный иконостас – единственный в Херсоне – был вырезан из орехового дерева греческими мастерами и привезен в составе церковной утвари с острова Хиос братьями Афанасием, Степаном, Дмитрием Гунаропуло и их отцом Михаилом. Предки Гунаропуло являлись церковнослужителями и в иконостасе могли быть иконы, связанные семейной историей Гунаропуло. Иконостас сохранился до сегодняшнего дня и имеет важное историко-культурное значение для нашего города. Он старше самого Херсона. В четырех ярусах иконостаса помещено около 100 икон. Но, греческих икон, тех первых, в нем уже нет. В разное время они были заменены или переписаны, что связано с потребностями естественного обновления икон. Однако некоторые из первых все же хранятся в церкви, как церковные реликвии.

 

Первоначально церковь выглядела иначе, она была глинобитная в деревянном каркасе, трехчастная, подобно традиционным украинским церквям, и имела пристроенный предел Святой Варвары. Ее стали перестраивать в каменную в самом конце XVIII века, то ли в связи с тем, что херсонские греки начали переезжать в Одессу, основанную в 1794 году, то ли в связи с землетрясением 1796 года. Во всяком случае, новая церковь, которую мы видим сегодня, была окончена постройкой и освящена в 1808 году во имя Рождества Богородицы уже как русская православная церковь. По типу эта церковь относится к базиликальным трехнефным храмам. В ее внешнем облике отражен образ ковчега спасения, которым обычно наделяли базиликальные храмы. Привлекают внимание деревянные раскрашенные скульптуры евангелистов в нишах третьего яруса колокольни.

 

В советское время, перед войной, церковь была закрыта, но с началом немецкой оккупации службы в ней возобновились и более не прекращались. Вероятно это благодаря тому, что настоятель храма, протоиерей Серафим Ожиговский во время оккупации помогал херсонской молодежи скрываться от угона в Германию, а после освобождения города предоставил свою квартиру 15-ти раненым советским бойцам до выздоровления. Он собирал пожертвования в помощь фронту. За все это отец Серафим был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».

Дяченко Сергей

 

02

Степановка

поселок у северной окраины Херсона

 

Степновка (поселок у северной окраины Херсона, автобусы № 10, 27) – бывший хутор, основанный Степаном Гунаропуло.

Поселок пересекает речка Веревчина, на живописных склонах которой в 1782 году были розданы участки для херсонской знати под загородные дома. На месте нынешней Степановки были отведены места графу Осипу Ивановичу де Витту и херсонскому купцу Ивану Дофине. После основания Одессы в 1794 году многие из владельцев дач на реке Веревчина покинули Херсон.

 

Около 1796 года опустевшую дачу Дофине заняли братья Дмитрий и Степан Юрьевичи Гунаропуло. Являясь греческими эмигрантами, они получили незна­чительное государственное денежное вознаграждение, благодаря которому и обза­велись небольшими хуторами на обоих берегах балки Веревчиной.

По воспоминаниям потомка Дмитрия Юрьевича «на этих хуторах, состоящих из 300 десятин земли, дед мой с братом Степаном развели прекрасные фруктовые сады. Пережил своих братьев Степан, которого еще я видел. Помню его уже совершенно дряхлым стариком, ходил он одетым в форменном военном сюртуке, имел чин майора, жил он постоянно в своем хуторе. После смерти деда (Дмитрия) заведование его хутором перешло к Степану». После смерти же Степана Юрьевича (в конце 40-х – начале 50-х гг. XIX в.) его хутора были проданы правительством с публичного торга.

 

Кроме самой реки, своеобразных ее берегов со склонившимися ивами, деревянных и металлических мостков, в Степановке есть еще одна достопримечательность – больница для душевнобольных. Построена в 1886–1889, по проекту архитекторов Евгения Леговича и Юрия Дмитренко. Она сохранилась в первоначальном виде, включала главный корпус, лечебные корпуса, детское отделение, кухонный блок, лабораторию, школу, производственные помещения, хозяйственный двор. Сохранилось также здание, на втором этаже которого находился храм святого Пантелеймона. Ныне церковь действует.

 

Главная улица Степановки носит имя известного английского филантропа XVIII века Джона Говарда. Его могила находится на сельском кладбище, за рекой, со стороны Херсона.

Дяченко Сергей

 

03

Пират Ломбардо Качиони

(1752–1804).

 

Ламбро Качиони – известный греческий корсар XVIII века, жизнь которого была связана с Херсоном.

В 1770 году поступил на службу волонтером на флот, бывший в Архипелаге под начальством графа Алексея Орлова. В 1771–1775 участвовал в боевых действиях. В 1775 переселился в Керчь, где поступил сержантом в состав албанского полка. «Находился в оном при всех данных сражениях, и во время татарского бунта отличил себя храбростью и пожалован быть офицером». В 1781 произведен в поручики и командирован «с дипломатическим вручением» в Персию под начальством, графа Марка Войновича.

 

В 1786 прибыл в Херсон и произведен в капитаны. В 1787 участвовал в военных действиях под Очаковом в эскадре контр-адмирала Мордвинова. В конце года отправился из Херсона в Триест для организации корсарских вылазок против турок в Средиземноморье и вовлечения в войну греков.

 

Качиони был свободолюбивым и властолюбивым. Несмотря на несомненные успехи, очень скоро он впал в немилость у Российского Двора. Грабительские нападения в Средиземноморье иногда происходили не только на турецкие военные корабли. Всё чаще Российская империя втягивалась в международные скандалы. И всё же 29 июля 1790 императрица по представлению Потёмкина подписала указ о производстве Качиони в полковники, а 12 сентября 1790 он был награжден орденом святого Георгия 4-ой степени.

 

После подписания мирного договора в 1791 во флоте произошел мятеж. Часть моряков под предводительством Ламбро Качиони отказалась сложить оружие, и стала на свой страх и риск продолжать, ставшие теперь уже пиратскими, действия против турецких и нейтральных судов. Оказавшись вне закона, Качиони вынужден уйти со своими судами в Майну, где осенью 1792 года турецкая эскадра безжалостно уничтожила его корсарскую флотилию. Качиони бежал, его старший сын погиб, жена с малолетними детьми попала в руки турков. Долгие месяцы он скитался в горах Албании, в течение которых его влиятельные сторонники писали в Петербург прошения и ходатайства о его прощении, и Екатерина II, вспомнив его былые заслуги, позволила ему возвратиться в Россию.

 

В 1794 году он прибыл в Николаев, где встретился с вице-адмиралом Н.С.Мордвиновым, который добился разрешения на приезд Качиони в столицу. Свыше двух лет Качиони провел в Петербурге, давая показания, составляя прошения, обивая пороги влиятельных сановников. Его имя стало известным во всех модных салонах, и художник Лампи-сын написал его портрет и портрет его красавицы жены. Павел I особым указом утвердил решение комиссии о выплате Качиони денежной компенсации в сумме 576 тысяч рублей. Другим указом император определил бывшего предводителя корсаров, в Черноморский гребной флот в чине капитана первого ранга. На полученные деньги Качиони купил имение «Ливадия» в Крыму, а последние годы провел в береговой службе Одессы.

 

Есть основания предполагать, что Ламбро Качиони с его бурной, полной превратностей, взлетов и падений жизнью, послужил прототипом при создании Байроном образов корсарских вожаков. Это, прежде всего, поэма «Корсар» – одна из созданных в 1813–1816 годах романтических «восточных поэм», и «Дон-Жуан» – монументальный реалистический роман в стихах, написанный в 1818–1824 годах. В «Абидосской невесте», написанной Байроном в 1813 году, где есть такие строки:

...в чаянии свобод

Здесь Ламбро гордые сыны

С друзьями чертят гимн войны, –

Сев у костра, летят мечтою

Снять с райев гнев их роковой.

 

В примечании к этой поэме Байрон дал такую справку: «Ламбро Канцони, грек, знаменитый своей борьбой в 1789–90 гг. за независимость своей родины. Покинутый русскими, он сделался пиратом... Он и Рига – два самых великих греческих революционера».

 

Так имя корсара Ламбро Качиони осталось жить в произведениях великого английского поэта, получив всемирную, но анонимную известность.

Дяченко Сергей

 

04

Иван Христофорович Калагеоргий  

 

Иван Христофорович Калагеоргий – зять князя Потемкина.

 

Иван Калагеоргий родился в Греции около 1770 года. В 1782 году по приглашению Екатерины II приехал в Россию, чтобы быть «товарищем» Великого князя Константина Павловича, обучать его греческому языку, культуре и традициям. Ведь Константин, по замыслу Екатерины, должен был занять Константинопольский престол нового греческого государства. Детские и юношеские годы Калагеоргия прошли под присмотром Екатерины, которая, видимо, и выбрала его в мужья для своей дочери и дочери Потемкина Елизаветы Григорьевны Темкиной.

 

Калагеоргий вступил в военную службу в 1785 году, принял участие в русско-шведской войне 1790 года в звании капитана, с 1793 секунд-майор Кирасирского им. Князя Потемкина полка. В 1794 вернулся к гражданской жизни, 4 июля 1974 года в Петербурге состоялся его брак с Елизаветой. В самом начале XIX века семья Калагеорги переехала в Херсон, объявленный губернским центром. Здесь Иван Христофорович получил должность в Херсонской казенной палате. В 1807 году он стал вице-губернатором на довольно продолжительное время. Только в 1816, получив должность губернатора Екатеринославской губернии, переселился в Екатеринослав (Днепропетровск).

 

В Херсоне, 1814 году в семье Калагеорги родился девятый ребенок Константин. Здесь же состоялся брак старшей дочери Калагеоргия Варвары с Николаем Дмитриевичем Овсянико-Куликовским – владельцем Каховки и Бехтер. Семья Калагеоргий с 1809 года жила в доме, известном ныне как дом адмирала Сенявина на углу улиц Комсомольской и Михайловича. Он сохранился до наших дней, и является памятником архитектуры национального значения. У Ивана Христофоровича было 10 детей. Все четыре сына стали генералами. Некоторые из потомков до самой революции жили в Херсоне. Здесь же в Херсоне хранился известный портрет Елизаветы Григорьевны кисти Владимира Боровиковского (ныне находится в коллекции Третьяковской галереи).

 

Губернаторство в Екатеринославе было непродолжительным. Однажды Калагеоргий вывихнул лодыжку и не отнесся к этому с должным вниманием. Ряд осложнений привели в 1820 году к инсульту. Он не мог говорить и плохо двигался. Частично восстановить здоровье удалось на Кавказских минеральных водах, но память полностью не восстановилось. Он вышел отставку и к службе больше не возвращался. Супруга Елизавета Григорьевна переживала все, что случилось с мужем, помогала и поддерживала его. Где семья провела последние годы – пока остается неизвестным. Может быть в Херсоне.

Дяченко Сергей

 

05

Евгений Булгарис и «Наказ» Екатерины II

 

Книга «Наказ» Екатерины II в переводе на греческий язык Евгением Булгарисом (Краеведческий музей, ул. Ленина, 11). Ее перевод позволил Евгению Булгарису стать первым архиепископом Херсонской епархии. 6 лет Булгарис прожил в Херсоне.

1/1

В Херсонском музее хранится книга на русском и греческом языке «Наказ Ее Императорского Величества, Екатерины II учрежденной комиссии о составлении проекта нового уложения, переведенный (с французского) на общий нынешний греческий язык иеродиаконом Евгением Булгаром». Перевод «Наказа» на греческий язык изменил судьбу иеродиакона Евгения, который стал первым архиепископом первой епархии, созданной в новорусском Северном Причерноморье и несколько лет был связан с Херсоном.

 

О самой книге. В 1767 Екатерина II объявила о созыве Комиссии для сочинения нового уложения, состоящей из выборных депутатов от всех социальных групп русского общества, за исключением крепостных крестьян. Екатерина написала для Комиссии «Наказ», являвшийся, по сути, либеральной программой ее царствования. Призывы Екатерины не были, однако, поняты депутатами Комиссии, которые вели споры по мелким вопросам. В ходе их дискуссий обнаружились глубокие противоречия между отдельными социальными группами, низкий уровень политической культуры и откровенный консерватизм большинства членов Комиссии. В конце 1768 года Уложенная комиссия была распущена. Но сама Екатерина оценила опыт Комиссии как важный урок, познакомивший ее с настроениями разных слоев населения страны.

 

Евгений Булгарис – человек новой формации, который не мог быть незамеченным Екатериной. Он родился на острове Корфу в семье болгарских переселенцев. Воспитывался в Венеции, а потом в Падуанском университете. Приняв монашество в 1740 году, был катихизатором, а затем ректором училищ в Эпире, и Ватопедской лавре. В пятидесятых годах преподавал в афонской академии, но был обвинен «в недостаточном послушании святой церкви» и вынужден был покинуть Афон. Некоторое время он стоял во главе патриаршей академии в Константинополе, но и там навлек своим «вольнодумством» неудовольствие патриарха. В конце концов, Булгарис отправился в Германию, где служил профессором Лейпцигском университете. Фридрих II порекомендовал его Екатерине. Переводы «Наказа» и других сочинений императрицы Екатерины с французского на греческий язык сделали Евгения известным, и ему было предложено переселиться в Россию.

 

Евгений получил сначала место придворного библиотекаря, а в 1775 году Екатерина назначила его архиепископом новосозданной Словенской и Херсонской епархии. Из иеромонахов 1-го октября 1775 Евгений был хиротонисан в архиерея. Интересно, что Евгений русского языка не знал, поэтому к нему в качестве переводчика был приставлен настоятель Полтавского Крестовоздвиженского монастыря, архимандрит Феоктист. Вскоре по прибытию в Полтаву, архиепископ Евгений приступил к учреждению духовного учи­лища, для размещения которого, по его же ходатайству, бывший гетман Малороссии граф Кирилл Григорьевич Разумовский уступил свой дом. Училище имело всесословный характер. За ним наблюдал и им руководил иеромонах Никифор Феотокис (в дальнейшем он сменил Евгения на месте архиепископа по его же рекомендации). 5 мая 1779 архиепископ Евгений по собственной просьбе был уволен на покой.

 

В 1781 году Евгений Булгарис переехал в Херсон и поселился в доме, подаренном ему князем Потемкиным. В Херсоне увлекся историей и составил хронологический перечень древних народов, которые обитали на побережье Черного моря. В 1786 году он встречался с венесуэльским путешественником Мирандой, беседовал с ним о литературе, показывал свою библиотеку и свои работы, среди которых перевод Виргилия на греческий язык, изданный в Петербурге, а также «Размышления о современном критическом состоянии Оттоманской державы» («Reflexions sur l’état critique actuel de la puissance Ottomane»). Последнюю он подарил Миранде, который отметил ее чрезвычайную рассудительность и эрудицию. «Евгений был аккуратным и достойным уважения, – писал Миранда, – Его лысина (когда он снимал митру) и борода придавали его бюсту совершенный греческий вид, и мне казалось, что я вижу точный оригинал того, что в мраморе оставили нам славные античные мастера этой нации».

 

Во время посещения Императрицей Екатериной II города Херсона 13 мая 1787 года, архиепископ Евгений, во время ее вхождения в дворцовый зал, сказал приветственную речь на греческом языке. А 17 мая Екатерина в знак признательности повелела выдать ему 2 ты­сячи рублей, а также дала позволение удалиться Евгению в Петербург, в Александро-Невскую лавру, чтобы в уединении предаться научным занятиям. Он умер 27 мая 1807 года, на 91 году от рождения, оставив после себя 40 опубликованных сочинений и 10 рукописных по вопросам богословия, философии, лингвистики, истории.

Дяченко Сергей
 

06

Памятник корабелам

 

1/2

Памятник корабелам – греки на морской службе.

Во время русско-турецкой войны 1787–1791 в составе русского Черноморского флота отлично показали себя моряки-греки, ставшие офицерами и капитанами кораблей – Спиро и Алексиано. Последний дослужился до чина контр-адмирала.

 

07

Церковь Константина и Елены

в Греческой церкви

 

1/1

Церковь Константина и Елены в Греческой церкви 

В 1838 году прихожанин церкви купец Сербинов устроил на хорах теплую церковь во имя основателя Константинополя и храма Святой Софии императора Константина и его матери Елены. В церковь Константина и Елены можно попасть 3 июня, когда отмечается день этих святых (21мая по старому стилю).

 

08

Здание вечерних курсов Гозадиновых

 

Здание вечерних курсов Гозадиновых (Кошевой Спуск).

Вечерние курсы и общество содействия народному образованию в Херсоне были открыты в 1912 году. Само здание выстроено на деньги Елены Игнатьевны Гозадиновой. По-видимому, двоюродным дедом Елены Игнатьевны был митрополит Готфийский и Кафайский Игнатий Гозадинов, который руководил выводом христианского населения Крыма в пределы Российской империи, что привело к присоединению в 1783 года Крыма к России. Сестры Софья, Мария и Елена Гозадиновы переселились в Херсон из Симферополя в 1854, а в мае 1855 они открыли частный пансион для девиц, который в 1864 был преобразован в частную гимназию, а та, в свою очередь, в 1867 стала первой общественной женской гимназией в Херсоне. В 1898–1902 для нее было выстроено собственное здание. В 1947 на ее месте выросло здание Судомеханического техникума (проспект Ушакова, 20).

 

09

Греческий некрополь

 

1/3

Греческий некрополь – Старое городское кладбище (ул. Молодежная, 5). Несмотря на последние варварские разрушения старейших памятников этого мемориального кладбища, здесь еще можно найти три своеобразные надгробия греческих купцов – первых жителей города Херсона. Среди них крест на могиле Матвея Анастасьевича Зворо.

 

© 2018 «Шлях крізь культури». Сайт создан ЦКР Тотем на базе Wix.com

This site was designed with the
.com
website builder. Create your website today.
Start Now